Давайте попробуем разобраться в причинах детских капризов.

1. Причиной детской капризности может быть хроническое или только начинающееся соматическое заболевание. Если ребенок испытывает физическую боль, если ему душно, жарко, если его тошнит или бьет озноб, он, может быть, и не сумеет сказать об этом словами (особенно если речь идет о ребенке до трех лет), но будет демонстрировать испытываемый им дискомфорт в виде изменений поведения. Это будет поведение протестное или непоследовательное, эмоционально противоречивое или заторможенное.
Всегда, когда ребенок начал капризничать неожиданно или на ровном месте, в ближайшие часы следует внимательно проследить за состоянием его здоровья.
Если ребенок болен хронически и часто испытывает физический дискомфорт, то во избежание развития патологий характера следует компенсировать это большим (по сравнению с обычным ребенком) количеством впечатлений позитивного, развлекательного характера. С таким ребенком надо больше разговаривать, играть, показывать и объяснять ему доступные его возрасту картинки, книги и фильмы.

2. Очень часто основной причиной детской капризности бывают и различные виды нарушения воспитания в семье.
В этом случае послание ребенка может быть прочитано так: “Со мной нужно обращаться по-другому!”
Наиболее распространенными типами нарушения воспитания дошкольников являются гиперпротективный (разрешительный) и гипопротективный (запретительный). Особо гибельным для детской уравновешенности является сочетание обоих нарушений (например, родители воспитывают в строгости, а бабушка – позволяет абсолютно все).
Гиперпротекция приводит к тому, что ребенок практически не знает слова “нельзя”. Любое запрещение вызывает у него буйный и продолжительный протест. Настойчивые попытки ввести такого ребенка “в рамки” приводят к припадкам, напоминающим истерические (синеют губы, дыхание становится прерывистым, движения теряют скоординированность). Зачастую родители пугаются столь грозных проявлений и отказываются от своих попыток, чем еще больше усугубляют ситуацию.
Гипопротекция в своей крайней форме ведет к истощению адаптационных резервов. Ребенок, которому все запрещают, сначала пытается соблюсти все запреты и угодить родителям, но вскоре начинает чувствовать, что “так жить нельзя”. И тогда с другой стороны, но мы приходим все к тому же протестному, капризному поведению, которое еще больше раздражает родителей. Родители запрещают ребенку капризничать, он протестует против запрещения протеста – и этот замкнутый круг может вертеться годами.
Нарушением воспитания может быть и различная воспитательная ориентация членов семьи, ухаживающих за ребенком. Например, гиперпротективная мама и гипопротективный папа.

3. Иногда капризы ребенка являются симптомом внутрисемейной дисгармонии.
В этом случае при анализе ситуации ни гипо- ни гиперпротекции выявить не удается, ребенка вроде бы воспитывают правильно, иногда даже “по науке”, но отношения внутри семьи до крайности напряжены. Например, свекровь не ладит с молодой невесткой и всячески стремится доказать и показать ее “никудышность”. Или молодой отец после рождения ребенка не против погулять, а жена не спит ночами, потихоньку плачет и проверяет карманы его куртки в поисках доказательств супружеской неверности. Здесь капризы – послания ребенка, переводятся однозначно: “Я не хочу, чтобы значимые для меня люди ссорились между собой!”
В этом нет никакого врожденного миролюбия или, тем более, альтруизма со стороны ребенка. Просто та душевная энергия, которая по праву должна была принадлежать ему, тратится взрослыми на выяснение отношений между собой или, наоборот, на сохранение “хорошей мины при плохой игре”. И ребенок этим, естественно, недоволен. И также естественно демонстрирует это недовольство окружающим. Именно такие дети часто и на первый взгляд необъяснимо перестают капризничать, когда свекровь уезжает на дачу (“Да она же к нему почти и не подходила!”) или когда отец отправляется в длительную командировку (“Он же любит папу, я знаю, он всегда по нему скучает!”). В действительности дети в этом случае реагируют не на само отсутствие члена семьи (иногда искренне любимого), а на приостановку явных или скрытых военных действий.

4. Иногда за капризы принимают что-то другое. Например, вполне закономерное исследование реакций родителей, которое ребенок предпринимает обычно на третьем году жизни: “Нельзя сюда ходить? А я пойду… И что она сделает? Кричит… А я опять пойду. И что тогда будет? Ага, тащит. А я вырвусь и опять пойду… Ой-ей-ей! Кажется, хватит…”
И так по много раз на дню, по самым разным поводам. Ужасно утомительно. Но это не капризы. Это – исследование. И если вы будете достаточно тверды и последовательны, то довольно быстро (у разных детей уходит на это от нескольких месяцев до двух лет) ребенок освоится со всем многообразием ваших реакций, и будет достаточно четко представлять, что можно, а что нельзя себе позволить в общении с мамой, с папой, с бабушкой…
Классической, многократно описанной в литературе подменой является игнорирование родителями требований ребенка по предоставлению личностной самостоятельности. Классическое “Я сам!”. Не умеет чисто есть, но тянется к ложке. Пытается сам завязать шнурки, потом всей семьей полчаса распутываем. Упорно надевает штаны задом наперед и так порывается идти в садик. При попытке исправить ситуацию – злится, кричит. Это тоже не капризы. В этих случаях имеет смысл сначала похвалить ребенка за стремление к самостоятельности и отметить его очевидные достижения, а потом сообщить, что для завершения ситуации и для придания ей большей гармоничности необходимо сделать еще то-то и то-то. Как правило, дети в этом возрасте требуют именно признания их попыток, ибо о какой-то реальной автономии говорить еще рано, и они на самом-то деле прекрасно это понимают.

Post Navigation